Поиск
RUUZ

Дворец Романова: куда исчезла могила великого князя и все его богатство

Дворец князя Романова много десятилетий притягивает к себе интерес со стороны жителей Ташкента и путешественников. В редких случаях иностранцы и горожане на самом деле знают историю этого места и в курсе того, чем великий князь занимался на территории Туркестана.  Мы поговорили с историком Борисом Голендером и смогли попасть на закрытую территорию дворца, чтобы соприкоснуться с историей и понять, почему один из Романовых оказался в Ташкенте, и для чего предназначалась его резиденция. 

17618views10replies
0

Георгий Намазов/ UzNews.uz

Как князь Романов попал в Ташкент 
Дворец принадлежал князю Николаю Константиновичу Романову, внуку императора Николая I. Его отец – великий князь Константин Николаевич – родной брат российского императора Александра II.      
Архивное фото
Архивное фото

«Князя следует называть не просто князь, а великий князь. Это титул, который означает причастность человека к семье Романовых. И когда великий князь умер, он завещал дворец со всем содержимым родному городу Ташкенту», – рассказывает историк Борис Голендер.

Историк Борис Голендер/ "Фергана"
Историк Борис Голендер/ "Фергана"
Николай, или как звали его родные Никóла, с детства рос в пучине императорских страстей, но чувствовал себя нелюбимым ребёнком, потерянным в стенах дворцов и роскоши. Большая часть жизни великого князя связана с Востоком. После Хивинского похода 1873 года через Кызылкум он буквально заболел изучением пустынь и историей Центральной Азии. Ещё долгое время после возвращения из Туркестана в Петербург, поздними вечерами, он рассказывал своей возлюбленной американке Фанни Лир о хорезмских крепостях, минаретах и восточной неизведанной культуре. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
В апреле 1874 года мать Николая заметила пропажу бриллиантов с иконы, которой император благословил её брак. Их обнаружили в одном из ломбардов Санкт-Петербурга, а поиски привели к адъютанту великого князя. Николай Константинович отрицал любую причастность к краже, поклявшись перед этим на Библии, но решил выручить своего товарища-адъютанта и взял вину на себя. Для того, чтобы не опорочить репутацию царской семьи, было принято решение публично признать Николая безумным, также запретить упоминать его имя в документах, касающихся Императорского дома, а наследство передать младшим братьям. Его лишили всех званий и наград и выслали из Петербурга. 
Одни историки утверждают, что вина Никóлы не подлежит сомнению, а вторые выдвигают версию сплетённой интриги, замешанной на вопросах престолонаследия. 
«Нашелся повод, чтобы объявить его сумасшедшим. Он находился в ссылке в разных городах Российской империи в течение десяти лет. Только после убийства Александра II он получил разрешение поселиться в Ташкенте», – говорит Борис Голендер. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Как появился дворец князя в Ташкенте
Когда-то в этом месте собирались любители живописи и гости князя Николая Константиновича, которые приезжали в Ташкент с разных уголков земли. Посетители называли дворец Малым Петергофом, замечая явное архитектурное сходство. Сегодня здание скрыто от назойливых посетителей или заинтересованных иностранцев, попасть сюда очень сложно – только со спецпропуском. У главных ворот всегда стоит охрана, которая следит, чтобы ни один чужак не смог проникнуть внутрь. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Дворец окружают огромные дубы и чинары, посаженные ещё в XIX веке. Перед главным входом – фонтан, который, к сожалению, сейчас не работает. На вершине фасада закреплён герб Узбекистана, совсем недавно в резиденции проводились приемы МИДа. Напоминанием, что здесь находилось министерство, служат многочисленные полотнища флагов разных стран, которые мы нашли в одной из комнат длинного тёмного подвала. Зайти в него можно как из дворцовых палат первого этажа, спустившись по лестнице, так и через вход с улицы.
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Подвал дворца очень тёмный и мрачный, а маленькие окошки заполонили пауки, плетущие паутину. В каких-то комнатах стоят пыльные коробки с пиалами и другими вещами, оставленными МИДом, которые никто не забирает. Другие помещения в подвале пустуют или завалены какими-то досками и кирпичами. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
При этом дворец будто всё ещё помнит шикарные приёмы князя Романова, а прогуливаясь по комнатам верхних этажей, можно с лёгкостью представить, что на этом самом месте Николай Константинович встречал обычных жителей Туркестана, чтобы провести им экскурсию по своей резиденции.
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
В углу холла – чугунная винтовая лестница, которая ведёт в пустующую комнату. На самом деле, практически все помещения во дворце оказались необжитыми. Никакой мебели здесь нет, а былая роскошь сохранилась лишь в ярких красках стен и витражей.   
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Чтобы построить дворец, князь Николай обратился к главе строительного ведомства Туркестанского края Вильгельму Гейнцельману, который фактически всю жизнь служил при генерал-губернаторстве, и архитектору Алексею Бенуа, занимавшемуся строительством в Туркестанском крае. Здание декорировали ажурными решётками и высокими шпилями. Главный вход во дворец всё ещё «сторожат» большие статуи собак высотой в человеческий рост. С других сторон лежат олени с ветвистыми рогами. Один из фонтанов украшен гигантскими жабами и другими причудливыми животными. Когда-то здесь плескалась вода, а князь с гордостью показывал гостям свои владения.
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Жил он на улице 9 января в Татарской слободе, пока не построил себе дом. Строительство дворца велось два года, хотя этот вопрос спорный. Историки предполагают, что его могли достраивать и позже. При этом во дворце Николай Константинович практически никогда не жил.
«Дворец – это музей, он не для жилья, – рассказывает Борис Голендер. – Даже умер великий князь не во дворце. При его жизни здание использовалось для показа коллекций. Какое-то время он действительно использовал его для жилья, но постоянно здесь не обитал. При этом любой человек мог прийти сюда и увидеть коллекцию великого князя. Разумеется, пускали только чистую публику. В грязных сапогах попасть сюда было невозможно».
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Коллекция искусства, которая располагалась в этих стенах, была собрана великим князем во время его свободной жизни. Он участвовал в аукционах, путешествовал по Европе и имел неограниченный капитал. Константин Николаевич был принцем по крови, и мог приобретать всё что угодно и кому угодно. 
«Он потребовал, чтобы его собственность перевезли в Ташкент. Великий князь специально принимал участие в строительстве дворца, чтобы вся коллекция смогла поместиться. Он знал, что архитекторы могут не понимать масштаб работы. Вон, наш музей искусств построили, не зная для чего», – рассуждает историк. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Сначала великий князь жил во дворце со своей одной женой, а потом с другой избранницей. Дело в том, что как только он женился, его сразу же разводили. Заводить семью князю строго-настрого запрещалось, но одна из комнат дворца предназначалась для его спальни или для одной из его жён, даже если жил он здесь крайне редко.
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
В подвале, который выглядит сейчас, словно старинный бункер, когда-то обитали повара, садовники, конюхи и смотрители флигелей. Внутри дворца всё ещё существует западное и восточное крылья, которые строились специально для приёмов иностранцев. В западной части резиденции он принимал европейских и русских гостей, а в восточной – посетителей из Ирана, Индии и т. д. Азиатское крыло – самое живописное место во всём дворце. На стенах можно увидеть настоящее буйство красок с привычными для узбекистанцев орнаментами, но в новой и свежей обработке, созданной Гейнцельманом и Бенуа. Из окон в определённое время суток ярко прорываются лучи солнца, отбрасывая на пол причудливые тени. Европейская же часть показалась наиболее скучной. Окрашенные стены в один определённый тон вишнёвого могут наводить уныние. Тем более, если сравнивать эту часть дворца с расписанным яркими цветами восточным крылом. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Чем занимался князь в Ташкенте
Он был прогрессивным человеком, который сделал многое для Туркестанского края. Когда к нему приезжали практиканты из Санкт-Петербурга, он обязательно приглашал их в свой дом. Иногда он нелестно высказывался о своём двоюродном брате Александре III после долгих застолий. 
Князь был отличным ирригатором, который построил несколько каналов в Туркестане на свои деньги. Один из них – Искандер-арык – протекает в Ташобласти. Назван он в честь его первой жены – Надежды Александровны Искандер. Второй канал орошает Голодную степь, которая была совершенно безжизненна ровно до того момента, пока не начались ирригационные работы.
Помимо этого, князь заботился о культурной жизни в Ташкенте, поэтому принялся отстраивать кинотеатры, один из которых он назвал «Хива», мысленно возвращаясь к своему первому походу по Туркестанскому краю. Кинотеатр уже при советской власти переименовали в «Молодую гвардию», а в 1966 году его разрушило землетрясение. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Также князь занимался промышленностью и строительством хлопкоочистительных заводов, сделав производство хлопка безотходным. По городу открывались культурные и развлекательные заведения, чтобы жители и приезжие русские могли проводить вечера интересно и полезно. Он учредил стипендии для туркестанских неимущих студентов в ведущих вузах Российской империи, чтобы те смогли получить образование.
Умер великий князь в январе 1918 года от воспаления лёгких. Ему было 68 лет. Похоронили его в Иосифо-Георгиевском соборе, который находился у входа дворца Романова. Храм, к сожалению, не «дожил» до нашего времени, его снесли в 1995 году.
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz

«Здесь стояла колокольня, а напротив, часовня. В тридцати метрах всё ещё лежит сам великий князь Николай. Его тело никто не забрал. А вы что? Не знали? Он лежит в тридцати метрах от калитки», – делится своими рассуждениями садовник дворца Романовых, который много лет ухаживает за растительностью на территории дворца.

Нашли мы этого забавного человека с порванной рубашкой и грязными от земли ладонями в саду особняка. Мужчина живо принялся расхаживать по угодьям и рассказывать нам, как много лет назад он попал в это место. Ему уже семьдесят пять и тринадцать лет своей жизни он провёл в саду великого князя. «Мой друг позвал меня сюда. Говорит, садовник нужен. Я показал, что нужно сделать с ландшафтом, какие цветы посадить, и в итоге они взяли меня на работу», – улыбается мужчина. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Храм, действительно, находился близ поместья князя, здесь в дворцовой часовне отпевали всех умерших обитателей дворца: и прислугу, и офицеров. Поэтому вполне возможно, что Николай Константинович всё ещё покоится возле своего дворца. К сожалению, от снесённого собора и часовни остались только старинные фотографии.
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
На территории поместья раньше располагалась конюшня. Здесь содержали десятки лошадей, были стойла, кухня и даже родильный блок.
– Там мерседесы стояли, – машет садовник в сторону непримечательного здания у главных ворот поместья.
– Мерседесы? – уточняем мы.
– Ну, лошади, – объясняет мужчина, пожав плечами и принимаясь объяснять дальше. 
В советское время, к сожалению, конюшню варварски повредили, перестроив ее в помещение для пионеров, которые приходили сюда, чтобы заниматься рисованием или танцами. Садовник утверждает, что здесь всё ещё витает запах сена и лошадей, но почувствовать хоть какое-то былое присутствие конюшни нам не удалось. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
После смерти 
Теперь дворец – крепость неприступная и недоступная для обывателей. Мимо него каждый день проходят десятки иностранцев и путешественников, с интересом поглядывающие на старинное здание. Некоторых туристов сопровождают гиды, которые рассказывают необычную историю князя Романова, прожившего сознательную жизнь в Туркестанском крае. Иностранцы на английском или русском языках спрашивают, открыт ли дворец для посетителей, и, услышав отрицательный ответ, с грустью покидают ворота дворца, делая снимки на память.
Историк Борис Голендер считает, что, когда жену князя – Надежду Александровну – выгоняли из дворца в 1923 году, обвинив в сокрытии ценностей, она смогла спрятать некоторые ценные вещи, которые позже были найдены во время строительных работ. Попало всё это в частные руки, а обнаружили тот клад в конюшне. Второй клад был найден в 2019 году, его стоимость превышала миллион долларов.
В своём завещании князь передал накопленные богатства Ташкентской городской думе для ветеранов-инвалидов, властям Туркестана для поддержания ирригационных сооружений, Ташкентскому университету, Туркестанской учительской семинарии для подготовки учителей сельских школ. Тщательно собранные им картины и скульптуры сегодня хранятся в музее искусств. Что-то можно увидеть на одном из этажей, посвящённых европейскому творчеству, но какие-то вещи спрятаны в хранилище музея.  
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
«Когда клад нашли, меня здесь не было. Первый клад нашли под конюшней, а где второй – не знаю. Вероятно, что есть и третий. Как у вас говорят? Где второй, там и третий? Вполне возможно, что здесь лежит что-то ещё», – рассказывает садовник.
Жена великого князя Николая оставалась хранительницей дворца, и передала его по итогу Ташкентскому университету. До 1934 года здесь располагалась галерея и художественный музей. Советское правительство на тот момент его поддерживало, но после сделало из него Дворец пионеров, который проработал до 1978 года. Затем его переделали в музей антиквариата и ювелирного искусства Узбекистана. В 1990-е дворец отошёл МИДу. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Что будет с дворцом дальше
Когда общественность города зашевелилась, дворец передали Министерству культуры. Стали выделять деньги на его реставрацию, укрепление фундамента и т. д. 

«Пионеры нагадили, потому что они пионеры, но большую часть удалось сохранить», – рассказывает Борис Голендер. 

Строительные работы велись ещё в 1978–1980 годы, но сейчас требуется очередная реставрация. Немецкие эксперты считают, что фундамент надо укреплять, ведь дворец стоит здесь уже второе столетие, и ему пришлось пережить множество землетрясений. Сейчас создаётся проект будущего музея на территории дворца. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
По мнению историка Бориса Голендера, в плане реконструкции есть глупые моменты, с которыми он не согласен. Музей предлагают отреставрировать таким образом, чтобы люди с инвалидностью могли его посещать.

«Например, нужны подъёмники для инвалидов. Вот так положено. Но во дворце негде их ставить, потому что это изначально не предусматривали. Лифта там тоже нет, значит, чтобы построить подъёмники, нужно что-то ломать. Мы против этого. Но чтобы музей подходил по всем статьям, надо делать. Вроде придумали специальный лифт, но зачем придумали – не знаю», – говорит историк.

Практически все залы сейчас пустуют. В одном из помещений располагаются проекты реставрации, где на плакатах и баннерах демонстрируется будущее дворца. 
Садовник рассказывает, что за годы его работы дворец осел на пять-семь сантиметров, поэтому реконструкцией следует заниматься с крайней щепетильностью. Стены пытались отшкурить много лет назад, но на фасаде образовалась трещина, поэтому работу приостановили.
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
«Обратите внимание. Эта сторона дворца европейская, а вторая – восточная. Князь принимал узбеков и остальных в восточном крыле, а русских и европейцев – в другом», – напоминает садовник и ведёт нас в очередной раз по комнаткам дворца.
При этом в восточной части он подмечает присутствие символики христианской религии, которую даже не сразу можно разглядеть. А в витражах, больше похожих на окна католических храмов, можно заметить восточные орнаменты. Николай Константинович буквально врос в туркестанскую землю. Князь сумел совместить в этом месте всю любовь к Востоку и европейской культуре, не забывая своё происхождение. 
Георгий Намазов/ UzNews.uz
Георгий Намазов/ UzNews.uz
17618views10replies
0

Комментарии