Поиск
RUUZ

Татары в Узбекистане: откуда они появились и как повлияли на историю страны

Татары крепко связали свою жизнь с Узбекистаном еще несколько веков назад. Найти общий знаменатель татарам и узбекам удалось почти сразу, ведь их объединяют одна религия, сходство языков и культур. Как именно татары оказались на территории современного Узбекистана? Рассказываем непростую историю этого самобытного народа.

29188views29replies
-2

Источник: realnoyevremya.ru

Первые переселенцы
Миграция татар в нашу страну началась еще в Средневековье. Татары нередко приезжали в Бухару, Самарканд и другие города, сопровождая караваны торговцев. Среди них особенно выделяется татарин Шарафей-бай – начальник хозяйственного управления мусульманской части Ташкента. Благодаря его стараниям в старом городе появились мечеть, школа и медресе. Наравне с ним был известен местный предприниматель и купец Сейид Азимбай.
Масштабные волны переселения были еще в XVI веке после завоевания Казани и Астрахани Иваном Грозным. Татар начали насильно обращать в православную веру, поэтому беженцев на территории Узбекистана становилось все больше, появились целые поселения татар. Детей они отправляли учиться в бухарские, хорезмские и самаркандские медресе, за счет чего татарам постепенно удалось вернуть религиозную принадлежность. В черте Ташкента они также построили четыре татарских мектеба, назвали их в честь национальных героев. 
Источник: mytashkent.uz
Источник: mytashkent.uz
Приезжие купцы оседали в местах компактного проживания татар, отчего образовывались национальные махалли. Например, поселок Ногай-курган появился еще во времена Кокандского ханства. Сейчас это махалля относится к Сергелийскому району Ташкента. На левом берегу Салара им выделили участок неосвоенной болотистой земли. Водились там самые разные животные: кабаны, лисы, говорят, даже тигры. Постепенно там стали строить дома, мектеб и мечеть. Сюда со временем стали подселяться узбеки и казахи, махалля стала интернациональной. Когда Ташкент начал разрастаться в 1980-х годах, поселок вошел в состав столицы. Но жители многонациональной махалли все еще помнят свои корни. 
– В дореволюционный Ташкент приезжали татарские театральные труппы, ставили у нас спектакли. А одна из народных артисток Узбекистана – Зайнаб Садриева, которая играла на сцене театра имени Хамзы, – по национальности татарка, – рассказывает историк Ринат Шигабдинов.
Источник: Tashkent Retrospective. Почтовая карточка. №38. Фруктовый базар и мечеть. 
Источник: Tashkent Retrospective. Почтовая карточка. №38. Фруктовый базар и мечеть. 
В европейской части города на территории театра имени Алишера Навои когда-то стояла татарская соборная мечеть. В 1930-е годы она была разрушена, но в свое время здесь находились торговые лавки, доходы от которых шли на поддержание мечети. Здесь же была построена школа, работала татарская община. При мечети велись метрические книги, в которых записывались даты рождения детей, заключения браков и причины смерти жителей. 
– Несколько лет назад я нашел эти книги в архиве, – делится историк. –С арабской письменности мы перевели текст на кириллицу, и в этом году должен выйти первый том книги. Таким образом, дети, внуки и правнуки со всего мира, которые знают, что их родственники жили на территории Туркестана, смогут найти информацию о своих предках. 
Источник: Суспільне Крим
Источник: Суспільне Крим
Из Крыма в Джизакскую область
Элеонора Шакирова (фамилия изменена) рассказывает, что ее предки жили в городе Бахчисарае в Крыму. 
– Семья бабушки состояла из пяти человек: отец, мать, двое ее младших братьев и она сама, – вспоминает Элеонора. – Когда в 1941-м началась война, моей бабушке было 9 лет. Тогда на семью выдавали по кусочку хлеба, который приходилось делить поровну и растягивать на весь день.

Ранним утром 18 мая 1944 года в дом бабушки ворвались военные, дали семье 15 минут на сборы. Их, как и всех крымских татар, затолкали в товарные поезда и депортировали в Узбекистан с формулировкой «враги народа». Дорога была очень тяжелая, люди умирали прямо в вагонах. Хоронить никого не разрешали, тела просто выбрасывали из поезда.

Моя прапрабабушка тоже скончалась по дороге. Депортировали их в город Галляарал Джизакской области. Приняли их хорошо, жили они в небольшом доме с несколькими семьями. 
Потом семья бабушки Элеоноры переехала в поселок Койташ. Местные жители им помогали, встретили гостеприимно. Первое время было сложно, бабушке приходилось ходить в горы и собирать дикий горох, чтобы сварить суп. В том же году ее отец вернулся с войны. Жизнь была тяжелая, но все привыкали. Она ходила в местную школу, а в 12 лет устроилась домработницей к врачу: смотрела за ребенком, убиралась в доме.
– Потом бабушка вышла замуж и переехала в Самарканд – там жил мой дедушка, – говорит Элеонора. – Бабушка работала на фабрике «Худжум». В Самарканде они прожили 13 лет. За это время ее родители, братья и сестры перебрались в совхоз в Янгиюльском районе Ташкентской области. Бабушка родила сына и двух дочерей. Одна из них моя мама.
Их семье удалось адаптироваться в Узбекистане. Родной язык они знают все, так как бабушка Элеоноры часто говорит на татарском. Хотя сейчас крымских татар в Узбекистане осталось не так много, но традиции они стараются соблюдать. 
Источник: realnoyevremya.ru
Источник: realnoyevremya.ru
Из Казани в Ферганскую долину
Гавхар Мамуровой 67 лет. Ее предки по материнской линии – казанские татары. Жили они в небольшом селе Старый Баран, который сейчас приравнивается к городу Иске-Рязап (Татарстан). Бабушка ее родилась в богатой семье и была единственной дочерью. Покойный дедушка, Мустафа Садыков, был высоким, красивым, богатым мужчиной. Сам он был муллой и отстроил в поселке мечеть. Его жена умерла, он позже женился повторно, но детей больше не заводил. 

– В 1923 году, когда моей бабушке было девять лет, началось раскулачивание, – говорит Гавхар. – Отца вечером забрали в Казань, там и расстреляли. Бабушка с мачехой наспех собрали какие-то вещи и уехали в Ферганскую долину. Жили очень скромно, но какие-то сбережения остались, они выжили. 

Со временем мачеха заболела и умерла. В 16 лет бабушка Гавхар вышла замуж в городе Асаке за молодого коммуниста Собырджона Рустамова. 
– У них было две дочери. Одна из них, моя мама Зыкиръё Рустамова, родилась в 1937 году, – рассказывает Гавхар Мамурова. – Потом война, мой дедушка уезжает на фронт. Он был танкистом, мы сохранили его ордена, медали и фото. Дедушка даже до Берлина дошел. А потом у мамы в 1956 году родилась я.
В 2010 году Гавхар поехала в Казань к родственникам. Посетила мечеть, которую когда-то отстроил ее дедушка. По словам муллы, в поселке помнят ее основателя и по сей день молятся за него.

– Мама вышла замуж за узбека, я тоже, но в наших жилах все еще течет татарская кровь. Хотя, мне кажется, что мы все-таки больше похожи на узбеков, – говорит Гавхар.

По ее словам, не только татары смогли обрести здесь покой и новый дом. Разные нации жили в Узбекистане душа в душу. Сама Гавхар сейчас живет в Андижане. Татарские традиции семья смогла сохранить. Ее мама учила соседок готовить национальные татарские блюда. Она хорошо разговаривала на русском, татарском и узбекском языках, собирала вокруг себя подруг самых разных национальностей. По словам Гавхар, из-за того, что и татары, и узбеки – мусульмане, два народа смогли легко подружиться.  – Узбекистан дал нам все: и образование, и дом, и работу, – говорит женщина.
Источник: Tashkent Retrospective. Ташкент. 1910 г. Новометодная школа джадидов.
Источник: Tashkent Retrospective. Ташкент. 1910 г. Новометодная школа джадидов.
Чем занимались татары чаще всего?
В первую очередь близость языков позволила им быть переводчиками разных уровней. Они также занимались типографским делом. Первая книга на узбекском языке была издана татарином в 1871 году, как и первая официальная газета Туркестанского края. После революции 1905 года известный татарский общественный и политический деятель Исмаил Габитов начал издавать газету «Тараккий» («Прогресс»). Выход первого экземпляра – 27 июня 1906 года – сейчас в Узбекистане отмечается как День работников печати и СМИ. 
Среди татарок были врачи, акушерки и гинекологи. По словам историка Рината Шигабдинова, из-за предрассудков, что мужчина не может быть допущен к женщине, особенно в Cтаром городе, многие из них становились акушерками и санитарками, принимали роды. 
Татары участвовали и в просвещении местного населения. Раньше мактабы существовали двух видов: старометодные и новометодные. Последние – джадидские – были организованы выдающимся крымскотатарским просветителем Исмаилом Гаспринским. Если в старометодном мактабе учились 8–12 лет, где в основном была зубрежка, то в новометодном учащиеся через три-четыре месяца могли уже читать. 

– Узбекский народ предприимчивый, – говорит историк Ринат Шигабдинов. – Нужно постоянно вести записи, считать деньги, уметь читать. В новометодной школе человек мог научиться писать и читать намного быстрее. Жизнь показала, что предприимчивых людей надо отправлять в новометодные мактабы.

По его словам, одной из важных и последних волн миграции татар произошла в 1966 году. После ташкентского землетрясения со всего Союза приезжали бригады строителей, в том числе из Татарстана. Разница между вновь прибывшими татарами, и теми, кто уже давно жил здесь, знал традиции и обычаи узбеков, чувствовалась сразу. Татары приезжали сюда в основном в поисках лучшей жизни.
Бабушка и дедушка Рината Шигабдинова приехали из Татарстана в Самарканд еще до революции, в 1911 году.  Открыли небольшой мебельный цех. Родственники Рината часто рассказывали ему про дореволюционный Самарканд, быт и обычаи того времени. Его семья активно участвовала в общественной жизни города, а один из родственников Рината был меценатом. 
В 1914 году началась Первая мировая война. Бабушка с дедушкой заволновались и вернулись в свою родную деревню в Татарстане. Мама Рината родилась в деревне Кайбицкого района, как и родители отца. Однако он, будучи ребенком, провел большую часть жизни в Тюменской области.
– Папу отправили учиться в фабрично-заводское ученичество. В 1949 году его призвали в армию. Служил он на Чукотке, а потом завербовался в шахту взрывником. Однажды папу ранило в ногу, после чего он решил круто изменить свою жизнь, – рассказывает историк. 
Тогда-то он и решил вернуться в родные края. Пришло время жениться, тем более он был красивым, хорошо одетым мужчиной, прилично зарабатывал.
– Он положил глаз на мою маму, – продолжает историк. – Оба понравились друг другу, и папа пошел свататься к бабушке, но она была против их женитьбы. Тогда мама с папой придумали план: во время танцев в клубе мама вышла на минуту на свежий воздух, папа посадил ее на сани и увез в другую деревню. 
Спустя три дня молодые вернулись обратно, и тогда уже никто не препятствовал их браку. В 1955 году они решили перебраться в Ташкент, потому что в Узбекистане уже жили их родственники. 

– Приехали они сюда в начале февраля, на улице уже цвел урюк. Мама так счастлива была! Тогда-то они и поняли, что нашли идеальное для себя место, – рассказывает историк.

Современный этап
Сейчас в Узбекистане проживают около 200 000 татар, а в самом Ташкенте почти 100 000. В 1990 году в столице появился Татарский общественный культурно-просветительский центр. Любой заинтересованный в татарской культуре может прийти сюда, узнать историю народа, программу национальных праздников или других событий центра. Один из главных для татар праздников – Сабантуй – прошел прошлым летом в Central Park. На празднике выступают и татарские, и местные группы, можно принять участие в национальных состязаниях или просто пообщаться с такими же увлеченными людьми.  
Источник: Русская семерка
Источник: Русская семерка
Еще одна история
Во время Второй мировой войны крымских татар стали выселять с полуострова. Семья прабабушки Ильсии Хайруллиной тогда жила вполне зажиточно, имея много золота и рабочую силу, но однажды к ним домой пришли работники НКВД и заставили освободить дом без всяких на то объяснений. Крымских татар отправили в вагонах в неизвестном направлении. 

– Одну часть семьи привезли на Урал, а другую в Узбекистан, – рассказывает Ильсия. – Кто-то попал в Фергану, а кто-то в Чирчик. Семью прабабушки разместили, как и всех, в бараках. Это было что-то наподобие общежитий, одноэтажные маленькие постройки, где в одной комнате жили по несколько семей. У прабабушки на тот момент было семь сестер, брат и родители пожилого возраста. Узбеки приняли их очень хорошо, старались помочь чем могли, – едой и одеждой.

При этом все сидели и ждали, что их вот-вот вернут обратно в Крым, но шли месяцы, а надежды оставалось все меньше. Так они и обосновались в Чирчике. На тот момент это был очень молодой город, его только отстраивали. Татары работали на заводах и стройках, продолжая жить в бараках и умудряясь заводить хозяйство. Например, в одной комнате могли жить по три-четыре человека, еще и козу держали. После окончания войны прабабушка Ильсии познакомилась с прадедушкой, вышла замуж и начали они жить в одном бараке. Оба они работали на заводе, родили детей и получили дом с участком. 
– Многие уже понимали, что не смогут в ближайшее время вернуться на родину, – говорит Ильсия. – Вроде все было хорошо, но только по вечерам прабабушка бросалась в панику, боясь, что за ней снова придут и заберут на допрос. Их в Крыму допрашивали: что они знают о политике, как «предали» отчизну, ведь, по мнению руководства страны, татары были предателями и за это их депортировали. Выезжать из Узбекистана им еще долго было запрещено. Прабабушка стала работать бухгалтером, прадедушка – токарем, сварщиком.

– Со временем традиции немного смешались, и мы уже не знаем, какие из них русские, какие узбекские или татарские, но народы всегда уважительно относились друг к другу, – объясняет женщина. 

Она рассказывает, что сейчас в Узбекистане уже мало татар, которые сильно ценят свою кровь и не хотят смешиваться с другой нацией. Такие случаи единичны. А уж если ты встречаешь здесь крымского татарина, то он, скорее всего, твоя дальняя родня. 
Много родственников Ильсии спустя годы уехали в Крым. В Чирчике раньше жили очень много татар, на улицах часто звучала татарская речь. Когда-то в школах Чирчика преподавали татарский язык. 
В Крым чаще всего возвращаются не бывшие депортированные, а их дети, рожденные в Узбекистане. Многие смогли там неплохо обустроиться, нашли работу. Но некоторые с образованием архитектора или инженера, вернувшись на историческую землю, так и не смогли найти себя.  

– Моя мама – крымская татарка, но она никогда не думала уезжать из Узбекистана. Здесь уже есть работа, ничем мы не обделены, поэтому я не понимаю – зачем уезжать, – говорит Ильсия.

За свою жизнь Ильсия никогда не была в Крыму. А если и поедет, то только как туристка. Ее родиной уже давно стал Узбекистан.
29188views29replies
-2

Комментарии