Поиск
RUUZ

О чём плачут школьные стены: буллинг в Узбекистане

Травля – слово, которое может заставить содрогнуться даже взрослого и окрепшего человека. Она проявляется в самых разных формах и местах: от школы до работы, от университета до интернет-пространства. Этот феномен, несмотря на всю свою разрушительность, нередко остается незамеченным как жертвами, так и окружающими. Почему так происходит и как обезопасить себя? Рассказываем в нашем материале.

2795views0replies
5

Георгий Намазов / UzNews.uz

Травля, или буллинг, – систематическое агрессивное поведение, направленное на унижение и подавление другого человека. Оно может выражаться в форме физического насилия, словесных оскорблений, психологического давления или даже социального исключения.

Травля – это не просто единичные случаи грубости или ссоры, а целенаправленное, повторяющееся действие, которое вгоняет жертву в постоянный стресс и страх.

Буллинг встречается абсолютно везде: детский сад, школа, университет, общежитие, работа. И несмотря на то, что большинство из нас привыкли слышать только истории из школьной жизни, это явление куда обширнее, чем кажется. Хотя, конечно, следует признать, что именно в школах оно встречается куда чаще.
Участники буллинга делятся на три группы: задира – тот, кто совершает буллинг (и его помощники), жертва – тот, кто страдает от травли, наблюдатель – человек, который предпочитает оставаться в стороне от конфликта. Есть и те, кто пытаются помочь и вмешаться, но если буллинг не закончился и всё ещё по какой-то причине продолжается, то рано или поздно они переходят на сторону наблюдателей.
Георгий Намазов / UzNews.uz
Георгий Намазов / UzNews.uz
Причины буллинга бывают разные. Часто агрессоры пытаются компенсировать свои собственные комплексы и неуверенность за счет унижения других. Жертвой может стать человек с какой-то уникальностью или слабостью, травлю могут спровоцировать ваши внешние данные, поведение, успехи в учебе или работе, социальное положение. По сути, никто не застрахован от роли жертвы и любая черта, которая выделяет человека из толпы, может стать поводом для нападок. Но почему это вообще происходит?
«У агрессора всегда есть собственная психологическая причина вести себя именно так, как он себя ведёт. Это не оправдывает его поведения, но всегда в человеке есть что-то, что заставляет его поступать так», – считает семейный психолог Кристина Роднина.
Нередко причинами могут выступить психологические проблемы или переживания агрессора, которые он проецирует на другого человека. Ведь таким образом буллер доказывает себе, что он не просто не хуже других, но и выше кого-то ещё. Проблемы с самовосприятием или семейных отношений могут стать факторами развития такого поведения.
«Нужно признать, что не все агрессоры поступают так только из-за психологических проблем. Есть люди, которые сами по себе очень активные, и когда другой человек менее общительный или медлительный, его как бы отделяют от остального общества», – говорит Кристина.
Георгий Намазов / UzNews.uz
Георгий Намазов / UzNews.uz
Именно поэтому один из самых популярных видов буллинга – намеренное игнорирование. Это когда коллектив просто не признает кого-то как часть своей компании, потому что он, например, более спокойный и тихий, или имеет другие интересы, которые отличаются от большинства. Ну и, конечно, обычно не обходится без колких фраз или шуток в его адрес.
На первый взгляд, это кажется безобидной формой буллинга, ведь она чаще всего не подразумевает собой насилия или каких-то особо агрессивных действий, направленных против человека. Вот только страх не вписаться в общество и быть изгоем вшит в наше сознание природой. Это доказывает множество исследований, такие как эксперимент Аша, когда человек намеренно выбирает неверный ответ, потому что так делают другие.
Именно поэтому такая форма непринятия всё ещё очень сильно давит на ментальное состояние жертвы и заставляет чувствовать себя одиноким и ненужным. В интернете часто шутят над стереотипным образом так называемого скулшутера, то есть террориста, который устраивает стрельбу в школе в качестве мести, как о «том самом тихом мальчике с задней парты» и, как вы успели догадаться, это неспроста.
Но игнорирование – далеко не единственная форма травли. Очень часто в ход идёт также вербальный буллинг: те самые клички, шутки и оскорбления. Обычно с этого начинается любое действие, которое потом переходит в нечто более серьёзное. Самое жестокое, до чего может дойти травля, – это физическая расправа. Побои, избиения, регулярно поступающие угрозы о повторном «наказании». Постоянное чувство страха от подобных вещей сильно подрывает как физическое здоровье, так и психологическое.
Бесконечное давление на психику человека, особенно если она и так неустойчива, может привести к весьма плачевным последствиям. Чаще всего к тому, что жертва буллинга захочет совершить преступление против другого либо же наложить на себя руки.
Об этом же говорит один из наших читателей. Случилось так, что он побывал и на месте жертвы, и на месте агрессора. Вот что он рассказывает по этому поводу.
Георгий Намазов / UzNews.uz
Георгий Намазов / UzNews.uz
Тохир, 27 лет (имя изменено)
«Когда ты постоянно терпишь унижения и чувствуешь это давление на себе, то невольно возникают мысли о том, хочу ли я вообще жить? Это кажется мелочью до тех пор, пока не ощутишь все на собственной шкуре, особенно будучи ребёнком. Только когда я немного вырос, пришло осознание, что эти люди не стоят моей жизни.
Еще школьником я ощутил на себе все «прелести» травли. Издевались надо мной в основном из-за моего внешнего вида, я был мелким, щуплым, сгорбленным мальчиком, плюс ко всему ещё и отлично учился. Просто идеальная жертва в лице «ботана» для любителей поглумиться.
Мне давали несуразные клички, угрожали и, конечно, били. В школе раньше был такой «прикол» выключать свет в раздевалке во время физкультуры и бить в темноте любого, кто попадётся под руку. И почему-то жертвой этого самого «прикола» чаще всего становился я. Били сильно, особо не заботясь о том, как это отразится на мне. Они явно получали садистское удовольствие от того, что имеют власть над кем-то другим. От того, что могут унижать, кого захотят. Я особенно ненавидел, когда они задирали меня перед девочками. Навсегда запомнил взгляд, полный жалости, наблюдающей за всей ситуацией девочки, которая мне тогда нравилась.
Георгий Намазов / UzNews.uz
Георгий Намазов / UzNews.uz
К огромному сожалению, весь этот ад не прошёл бесследно. Помню, однажды мне даже приснился мой обидчик и все сцены насилия. Я проснулся от того, что, будучи спящим, я со всей силы ударил тумбочку настолько, что рассёк себе кулак.
Потом школа закончилась. Я поступил в колледж и будто начал жизнь с чистого листа. Но не тут-то было.

За это время в моей голове успела сложиться установка: ты либо жертва, либо агрессор, третьего не дано.

И так как я не хотел повторения того кошмара, что я прошёл, решил, что единственным правильным выбором будет стать таким же, как мои обидчики. На это сильно повлияли ещё и мои новые друзья в колледже, потому что я связался с плохой компанией и во многом подчерпнул у них манеру поведения.
Стал часто подтрунивать над другими, насмехаться над теми, кто слабее, и молча наблюдать за ужасным поведением со стороны моих «друзей». До физического насилия с моей стороны, конечно, не доходило, но всё же. Я ощущал удовольствие от издевательств. Думаю, таким образом я вымещал злость не на тех ребят, а на самого себя, потому что когда-то был таким же и не мог дать сдачи, когда это было нужно. Я видел в них себя.
Осознал я своё поведение только после того, как серьёзно заболела моя мама, я почувствовал себя полностью беспомощным, начал думать о том, каким человеком я был и что заслужил всё это. Понял, что в последнее время я являюсь уже далеко не тем, кем хотел быть.
Исправляться я начал, когда поступил в институт. Там научился зарабатывать уважение не путём запугивания людей, а путём доверия, и это оказалось в разы приятнее и круче. Стал заступаться за тех, кто в этом нуждался, и пользоваться популярностью, но уже в хорошем смысле. Каждая часть жизни меня чему-то да научила, так что я благодарен судьбе за то, что эти страдания прошли не зря, и я извлёк для себя кучу уроков, которых хватит на всю жизнь».
История Тохира ввергает в ужас, ведь через такое проходят сотни детей каждый день. По данным ЮНЕСКО, более 250 млн человек ежегодно подвергаются травле, большинство из них – дети и подростки. Разбираться в причинах и исходах таких ситуаций можно бесконечно, но как предупредить этот кошмар до того, как он наберёт обороты?
Георгий Намазов / UzNews.uz
Георгий Намазов / UzNews.uz
«Если говорить об учебных заведениях, то на самом деле очень многое зависит от преподавателей, – говорит директор одной из школ Ташкента. – Я стараюсь строго следить за этим. На учителей возлагается огромная ответственность, ведь чтобы справиться с проблемой, важно вовремя ее заметить и принять необходимые меры. Когда происходит что-то подобное, мы обычно вызываем родителей, говорим с семьями по отдельности с участием психолога и после выяснения всех обстоятельств принимаем индивидуальное решение. Самое главное – вовремя выявить проблему. А по поведению ребёнка, особенно по отношению класса к нему, это чаще всего видно».
Тут возникает резонный вопрос, а почему тогда родители и преподаватели не рубят проблему на корню? Конечно, прослыть ябедой, который жалуется взрослым, не хочет никто, однако, как заметила директор, по детям это обычно видно и так. В таком случае, школьные психологи и учителя должны быть первыми, кто заметит подобную ситуацию.
Но несмотря на то, что во многих школах есть штатные специалисты для оказания психологической помощи детям, именно им подростки доверяют меньше всего, и на это есть свои причины. Часто роль школьных психологов ограничивается стабильно проводимыми опросниками среди учащихся с весьма предсказуемыми результатами, и лекциями, которые периодически проводятся для детей.
Георгий Намазов / UzNews.uz
Георгий Намазов / UzNews.uz
Дети попросту не доверяют школьным психологам из-за страха, что:
а) психолог разгласит информацию родителям или классному руководителю, хотя им запрещено это делать;
б) подросток получит в ответ лишь обесценивание собственного опыта вместо квалифицированной помощи, что происходит достаточно часто. Советы «не обращать внимания» – в ту же копилку.
Поэтому мы решили выяснить также и мнение обычного преподавателя из другой столичной школы. И вот что он говорит об этом:
«На самом деле травлю заметить достаточно трудно. Учитель-предметник каждый день работает с пятью-шестью разными классами. Сложно понять, происходит ли на переменах травля или же это глупые игры от скуки. Но даже если учитель что-то подозревает, то у него, как правило, нет ни времени, ни желания вникать в подробности конфликта, даже если тот возник у него на глазах во время урока. У учителя масса своих насущных проблем, его основная служебная обязанность – провести урок по календарно-тематическому плану, а за всё сопутствующее безобразие должны нести ответственность классный руководитель и администрация.
Разговор с ребёнком нереален в силу загруженности учителя – ему попросту некогда заниматься подобной суетой. Разумеется, можно гневно отчитать потенциального обидчика, но реакцией будут пылкие, насквозь фальшивые извинения, что «этого больше не повторится», хотя это точно повторится не раз.
В этом случае в первую очередь, конечно, сообщаем классному руководителю, но чаще всего он и так перезагружен отчётами и прочим бюрократическим валом. Он прекрасно знает, кто в классе «мутит воду», но его возможности невелики. Разумеется, есть всякие варианты договориться с родителями, но это уже кухня классных руководителей, предметнику там делать нечего».
Однако, как оказалось, игнорирование буллинга со стороны руководства происходит постоянно, на него реагируют только тогда, когда дело доходит до серьезных проблем. Так было у следующего нашего героя, который пережил травлю в средней школе.
Георгий Намазов / UzNews.uz
Георгий Намазов / UzNews.uz
Андрей, 20 лет (имя изменено)
«Я с детства занимался танцами, причем очень разнообразными: от эстрадных до народных. Но по иронии судьбы балетом я как раз никогда не занимался. Как только в школе узнали о том, что пацан занимается танцами – всё. Пошли всевозможные шутки и со временем ко мне прилипла кличка «Балерина». Настоящий-то пацан, по их мнению, может только футболом увлекаться, ну или ещё каким-то спортом. А меня увлекало искусство, нравилось чувствовать себя на сцене. Я и на фестивали разные ездил, награды домой привозил.
Вот только по возвращении меня снова ждали насмешки. Кличка въелась так сильно, что я не мог уже этого терпеть. А учителям всё было безразлично. Вмешались лишь единожды, когда у меня уже совсем «фляга засвистела» и я словил немую истерику прямо на месте, после того как класс громко скандировал свою излюбленную кличку. Правда и тут они ничего глобального то и не сделали. Провели свои разъяснительные беседы, да и всё. Так что еще какое-то время "прикол" всё ещё продолжал жить своей жизнью. Со временем одноклассникам это всё надоело, про «Балерину» забыли в классе так восьмом. Вот только я-то всё помню. К сожалению».
Но даже если учителя все-таки пытаются вмешаться в конфликт, они зачастую оказываются бессильны перед действиями наглых подростков. Потому как обычные школьные наказания не всегда работают, а серьезные меры в отношении подобных учащихся применяют лишь в единичных случаях. Учителя считают, что «дети потом сами разберутся», а ставить всю школу на уши и даже привлекать госорганы обычно никто не хочет.

Самое ужасное, что может сделать учитель, – это не просто проигнорировать конфликт, а, наоборот, усугубить ситуацию или даже дать старт буллингу своими действиями.

Роль учителя в школьной травле нужно рассматривать индивидуально, нельзя все обобщать и делать какие-то поспешные выводы. Как мы выяснили, некоторые преподаватели поддерживают своих учеников, кто-то предпочитает отмалчиваться, а кто-то и вовсе становится зачинщиком травли. Но буллинг может преследовать не только детей, но и взрослых. И часто сами учителя становятся жертвами травли со стороны учеников.
Георгий Намазов / UzNews.uz
Георгий Намазов / UzNews.uz
«Вы удивитесь, но буллингом часто занимаются и учителя. И таких случаев немало, – рассказывает психолог Кристина Роднина. – Стресс на работе или в личной жизни преподаватель может перекладывать на любого из детей. После чего сверстники видят подобное отношение к конкретному ученику и копируют этот паттерн поведения по отношению к нему».
О таком случае нам анонимно рассказал выпускник одной из школ Ташкента:
«Была у нас в школе одна молодая учительница, многие старшеклассники не воспринимали её всерьёз. Она была достаточно привлекательной внешне, некоторые ученики даже тщетно пытались проявлять к ней знаки внимания.
Вот только она была довольно строгая, и этот диссонанс, видимо, не укладывался в их головах. Многие ученики вели себя на её уроках очень свободно и развязно, подшучивали над ней и откровенно смеялись в лицо, потому что не видели в ней авторитета, хотя как учитель она не давала повода обращаться с ней неуважительно.
Но потом всё дошло до абсурда. Один старшеклассник решил показать, что он умнее всех и может делать все, что ему вздумается. Он буквально ничего не делал весь год, а когда в конце года учительница потребовала сдать рабочую тетрадь, он принес ей какой-то непонятный черновик.
Преподавательница тогда была на седьмом месяце беременности. От злости она порвала черновик и сказала, что с такой наглостью он останется на второй год, и чтобы вызвал в школу отца. Ну, ещё и крикнула ему что-то вроде «оболтус» или «неуч».
Ну, а ученик, будучи крепким парнем под два метра ростом, дал беременной низенькой женщине «чапалах» со всей силы так, что она упала. Ещё и при всех. 
Что было дальше, история умалчивает, но говорят, что муж преподавательницы безнаказанным обидчика не оставил. Сама история произошла несколько лет назад, но помнят её многие до сих пор».
Как мы видим, чувство вседозволенности людей частенько не имеет никаких границ. Дети прибегают к насилию и травле не только со стороны сверстников, но и преподавателей, которые физически слабее их.
Георгий Намазов / UzNews.uz
Георгий Намазов / UzNews.uz
Однако нынешние преподаватели считают, что в большинстве своем буллинг в сторону учителей остался в прошлом. Вот, что говорит один из школьных учителей:
Парадокс заключается в том, что телефоны служат одновременно перманентными источниками конфликтов и в то же время могут оказаться эффективным кнутом в руках учителей и администрации для сохранения хотя бы видимости дисциплины на уроках».
«Времена кнопок на стуле и зубной пасты канули в лету. Теперь, учитывая камеры, насыщенность смартфонами (когда на них существует запрет), внезапные проверки и прочее, никому не хочется оказаться в скверной ситуации с рапортами, вызовами родителей и т. д. Сейчас учителям гораздо легче, чем было раньше.
Хорошо, с этим разобрались. Но как же обезопасить себя и близких от буллинга и минимизировать его последствия?
«Если вы родитель, то следует в первую очередь обращать внимание на состояние ребёнка, как он отзывается о школе и классе, – говорит семейный психолог Кристина Роднина. – Если вы не уверены, то можете попробовать мягко предложить пригласить в гости кого-нибудь из одноклассников и посмотреть, как на это отреагирует ребёнок. Если он наотрез отказывается идти в школу и стрессует, то это уже предупреждающий знак о том, что что-то не так. Самому же ребёнку, конечно, стоит обращаться ко взрослым. Обычно первыми, кому он доверяет, становятся родители и учитель, причем рассказывать стоит сразу обоим, чтобы все были в курсе ситуации и позже учитель, допустим, не смог пересказать свою версию ситуации.
Если же преподаватель сам принимает участие в буллинге, то тут нужно сразу говорить об этом родителям, которые позаботятся о том, чтобы подобного не повторялось».

Главное – помнить, что сообщать взрослым о своей проблеме – не стыдно!

При этом неважно, сколько вам лет, это абсолютная норма как в 7, так и в 16 лет. Также в этом нет ничего плохого, или как часто говорят задиры – «не по-пацански». С чего это вдруг кому-либо должно быть стыдно за то, что к нему относятся несправедливо, но издеваться над другими – это норма и не противоречит условному «пацанскому» уставу?
Своё мнение на этот счёт имеет одна из вышеупомянутых жертв буллинга:
«Они всегда сначала проверяют, можно ли над тобой шутить или нет? Поэтому нельзя позволять нарушать личные границы, даже если это начинается «в шутку». Если их действия неприятно отзываются внутри, то нет смысла терпеть подобное отношение, такое нужно сразу рубить на корню! Тогда они поймут, что ты не тот, кем можно манипулировать».
В первую очередь агрессоры пытаются играть на чувствах стыда, вины и неуверенности в себе или своих силах. Потому очень важно понимать, что какую бы внешность, телосложение, умственные способности или финансовое положение вы ни имели, это не повод для издевательств или насмешек над вами, это происходит уж точно не по вашей вине.
Георгий Намазов / UzNews.uz
Георгий Намазов / UzNews.uz
Подводя итоги, хочется сказать нечто воодушевляющее и вспомнить какую-нибудь позитивную статистику. Но, к сожалению, правда состоит в том, что подобное всегда было, есть и будет в нашем обществе в той или иной форме.
Вопрос лишь в том, сможем ли мы глобально изменить восприятие и отношение к этой проблеме? Будут ли созданы фонды и линии бесплатной психологической помощи? Будем ли мы как обычные граждане более внимательны к тем, кто в этой самой помощи нуждается и, конечно, стараться помочь им? Очень хотелось бы в это верить.
2795views0replies
5

Комментарии